Эксклюзив 8/23/2017

Григорий Лапин: Мы, российские вратари, самоучки

Григорий Лапин: Мы, российские вратари, самоучки


Неожиданно для клуба и болельщиков «Байкал-Энергию» в конце предыдущего сезона покинул вратарь Денис Рысев. Годами в Иркутске так складывалось, что ворота команды защищали свои, местные голкиперы. Сейчас вместе с сыном Алексея Негруна Максимом это будет делать серебряный и бронзовый призер чемпионатов России, серебряный призер чемпионата мира архангелогородец Григорий Лапин. Редакция «НС», конечно же, решила с ним познакомиться.



Так получилось, что незадолго до нашей встречи я успела купить коробку пирожных, предлагаю их гостю.



— Спасибо, но я вообще сладкое не ем. Можно сказать, что я слежу за питанием: не ем после шести часов. Даже если в этот день вечерняя тренировка, даже если игра — буду пить воду. Я знаю себя, мне есть в кого расти, у меня папа крупный.



— По моему опыту вратари не очень разговорчивые люди, точнее, даже самые неразговорчивые в команде люди. Ты такой же?



— Да. Вообще, это мое первое интервью. Я не согласился на встречу с журналистами, даже когда вернулся в Архангельск с чемпионата мира. Мы сейчас к вам в редакцию ехали и с Борисом Геннадьевичем (Борис Фоминых — пресс-атташе ХК «Байкал-Энергия». — Прим. авт.) это обсуждали. Ну не зря же говорят, что вратари — это особенные люди. Есть так называемая вратарская психология. Мы отдельно, игроки отдельно.



— Григорий, оказывается, у тебя в субботу день рождения (день рождения Григория Лапина 12 августа, интервью записывали немного раньше). Как проведешь этот день?



— Да, мне будет 30 лет. Я вообще, мне кажется, ни разу не отмечал свой день рождения, он всегда попадает на сборы. Не переживаю, что так складывается. День рождения, я считаю, это больше праздник моей мамы. Я в этот день поздравляю маму. Ребятам в Иркутске, наверное, торт принесу.



— Расскажи о себе. Как и когда пришел в хоккей с мячом?



— Вначале я занимался плаванием. Плавал я с первого по пятый класс, также занимался дзюдо, боксом, потом перешел в «шайбу». В «шайбе» я играл на позиции вратаря, подавал надежды и уехал в Череповец, в «Северсталь», жил там в интернате. Потом уехал в Ярославль, в Ярославле играл, но наш год расформировали, я вернулся домой, и папа привел меня на стадион к Вадиму Васильевичу Меньшикову. Так я начал играть в хоккей с мячом, в это время я уже учился в старших классах школы. В Архангельске, как и в Иркутске, хоккей с мячом — спорт номер один. Папа раньше сам играл в любительской команде. Свой первый контракт с командой мастеров я подписал в 2004 году, по крайней мере, так написано в моей трудовой книжке. Тогда в «Воднике» была очень сильная команда. Играли Михаил Свешников, Ильяс Хандаев, Кирилл Хвалько, Владимир Петухов, Евгений Иванушкин. С Кириллом Хвалько мы еще потом в московском «Динамо» играли. Я застал последний сезон звездного «Водника».



— Тогда как ты перешел из «Водника» в «Динамо»?



— Я не очень люблю об этом говорить, мне в Архангельске этим вопросом досаждали. Скажем так, не нашли с руководством общего языка. Потом мне позвонили Сергей Евгеньевич Лихачев и Ильяс Игоревич Хандаев, и я прилетел в Москву. Годы в «Динамо» — это высший пилотаж, это лучший уровень, на котором я пока играл.



— У тебя серебро чемпионата мира, который проходил в Алма-Ате, какие от этого турнира остались воспоминания?



— Мне запомнился Медео, стадион в горах — это очень красиво. В полуфиналах и финале у меня тогда не получилось сыграть. Но я считаю, что этот турнир — хороший опыт. Хотя, конечно, было некоторое разочарование, что остались без золота. Мы проиграли 4:5 шведам, в последние минуты пропустили несколько одинаковых мячей.



— Григорий, почему после «Динамо» ты уехал в Швецию, не выбрал российский клуб?



— Я ждал одного конкретного приглашения и всем другим отказал. Дотянул до того, что все команды были укомплектованы, а мне сказали «нет», и я остался не у дел. Вынужден был, чтобы не пропустить сезон, уехать в Швецию. Но мне понравилось в Швеции, я получил там определенный опыт. Там больше уделяют внимания вратарям, есть тренеры. Вратари вначале занимаются отдельно, а затем вместе с командой. Не как у нас. Мы, российские вратари, все самоучки. У нас нет школы. Хотя сейчас они стали появляться: в Нижнем Новгороде у Славы Рябова, в Красноярске у Ромы Черных. Когда закончился сезон в «Траносе», мне поступали предложения от других клубов перейти в Элитсерию, но я поехал в Россию специально посмотреть матч «Водник» — «Байкал-Энергия» 26 февраля.



— Ты был на этой скандально известной игре?



— Нет, я ушел. Я, если честно, уже предполагал, что будет такое, когда увидел состав «Водника». На игру я зашел и вышел, то, что происходило, для меня было вообще неприемлемо. Не стал смотреть на этот бардак.



— Почему тогда согласился перейти в одну из команд —участниц этого матча?



— Я не считаю, что «Байкал-Энергия» — участница этого бардака. Не иркутяне это начали, это спровоцировала другая команда.



— Как ты оказался в «Байкал-Энергии»?



— Весной мне позвонил Василий Петрович Донских. Я долго не думал, спросил, остается ли Владимир Владимирович Янко, когда узнал, что да, подписал контракт.



— Сейчас идут ледовые тренировки. Обратила внимание, что тяжеловато, ребята немного устают.



— Лед тяжелый. Но мы скоро улетаем на сборы в Швецию, будем тренироваться на большом льду. Все соскучились по нему. Вообще, лучше сразу вставать на большой лед и не вставать в коробку. Чтобы парни не выбивались, чтобы сразу чувствовали себя в привычном пространстве. Хорошо бы построить большой каток Иркутску. Надо идти под крышу, тогда и болельщик будет более образованным и культурным. Ведь не секрет, что люди, бывает, выпьют и чего только не кричат хоккеистам.



— C кем общаешься, дружишь в команде?



— С Никитой Ивановым и Евгением Иванушкиным мы играли в «Динамо». Все друг друга хорошо знаем. С Сашей Егорычевым я играл еще в Кирове в составе молодежной сборной в Международном турнире на призы правительства России. С ним мы давно дружим.



— Какие у тебя увлечения, чем любишь заниматься в свободное время?



— Я хорошо играю в настольный теннис, в бильярд неплохо получается, хотя до профессионального уровня еще далеко. Я и в Архангельске, и в Москве ходил в бильярдные клубы. Еще у меня хобби — охота. Мы с отцом в Архангельске на море ездим, гусей добываем. Рыбачим тоже. Горбушу ловим, семгу. Месяц назад с командой были на Байкале, очень понравилось. Кстати, сейчас я параллельно еще получаю высшее образование. Мы с Ильясом Хандаевым вместе поступили, скоро уже закончим обучение.



— Ты дважды призер чемпионата России, призер чемпионата мира. Какие у тебя амбиции в «Байкал-Энергии»?



— Амбиции самые высокие: медальные. У меня в коллекции не хватает только одной медали чемпионата России (смеется), и чемпионата мира медаль тоже хочется.






Татьяна Соловьева, «НС».


Фото Яны Ушаковой, «НС»



«Наша Сибскана», 16 августа 2017 года





В рубрике: Новости клуба    


Оцените:
Поделитесь ссылкой в: