Виталий Денисов: В новом клубе хочется не просто быть, но и внести вклад в успехи команды

Эксклюзив 30.08.2017 18:42:56
Виталий Денисов: В новом клубе хочется не просто быть, но и внести вклад в успехи команды

— Я у вас уже был, — оглядевшись, начинает разговор Виталий Денисов. — Мы приходили на встречу в газету «Наша Сибскана» лет семь назад перед поездкой в Швецию на Кубок мира. Тогда тренер Владимир Наумов пригласил меня выступить за «Локомотив-94». Ему за это отдельное спасибо. Помню, мы жили в раздевалке на стадионе «Локомотив», Владимир Михайлович создал нам очень хорошие условия, талоны давал на питание, наша «сборная мира» ходила есть в гостиницу. 

— Почему «сборная мира»?

— Тогда мы так в шутку называли нашу команду. Я приехал играть за «Локомотив-94» из Новосибирска, были ребята из Читы, Братска и других городов. Такая «Дримтим». Кстати, за «Локомотив» на Кубке мира я играл под номером 88. Здесь, в Иркутске, форму с таким номером выдали. Потом хотел в Новосибирске продолжить играть под этим номером, но он был занят. Пять лет играл под номером86, а когда меня взяли в команду Суперлиги, решил что-то поменять, так скажем, новый этап в жизни и карьере, и взял номер 11. Это одиннадцать игроков команды на поле.

— Виталий, правда, что ты пришел в хоккей с мячом благодаря Деду Морозу?

— Да, в шесть лет я, как все дети, написал письмо Деду Морозу. Очень мне хотелось клюшку, коньки и форму. И на Новый год Дед Мороз мне все это подарил. Я тогда не знал про хоккей с мячом, знал только про хоккей с шайбой. Так у меня появились коньки, клюшка для хоккея с шайбой и форма сборной Канады с номером 10 и фамилией «Денисов» на спине. Я каждый день надевал форму, мама мне дома зашнуровывала коньки, я спускался с четвертого этажа и два квартала по асфальту шел до стадиона «Сибсельмаш». Я даже не думал да и не знал тогда, что  коньки могут затупиться, маленький же был. Доходил до «Сибсельмаша» и немного катался, отец научил меня на коньках стоять.Так ходил в одно и то же время несколько месяцев. Как раз в это время на стадионе были тренировки  у Александра Федоровича Майорина, и в один из дней он мне сказал: «Мальчик, чего ты так просто ходишь и катаешься? Приди уже и запишись в секцию».

 Я тут же счастливый побежал домой, и на следующий день родители записали меня в школу «Сибсельмаша».

Вначале меня поставили в ворота. Потом пришел тренер Николай Васильевич Коновалов, он тогда только закончил в «Сибсельмаше» играть, увидел, что я рослый и ноги длинные, и решил, что с такими ногами я могу быстро бегать по полю. На следующей тренировке я уже играл в поле и так там и остался. А в«молодежке» уже профессионально стал играть на позиции опорного полузащитника.

— Расскажи о твоей игре в «молодежке».

— Наша команда, сборная России U-17, выиграла золото на первенстве мира в Финляндии. После этого турнира в 2011 году меня пригласили в «Сибсельмаш». Тогда меня взяли в Суперлигу, но закрепиться в ней в 16 лет не получилось. Так я оказался в «молодежке» и провел в ней пять лет.

Пять лет этого контракта — для меня это было очень долго. Получалось, что я все время был на подходе в Суперлигу, тренировался с командой и не попадал в нее. Морально меня это надламывало, мысли появлялись, что со мной что-то не так.

В «молодежке» я был капитаном. Мы, в общем-то, показывали хороший результат, у нас состав был сыгранный, коллектив дружный. Тренировал нас Владимир Васильевич Загуменный,ему огромное спасибо, во многом его заслуга, что я сложился как игрок.

Вообще, эта ситуация, когда меня не брали в команду Суперлиги, закалила характер. Хотя у меня были моменты, когда я думал, что, может быть,мне в ворота вернуться, мысли такие приходили по ночам.  Но мне помогла вера в себя. Это были сложные пять лет, но я прошел через это.

— Как ты оказался в Красногорске?

— Первый контракт в Суперлиге у меня был с «Сибсельмашем». Я отыграл сезон, и год назад на предсезонном сборе в Кемерово несколько человек, в том числе и меня, из основного «Сибсельмаша» отдали играть в команду  «ССМ-2».  И я тогда понял, что опять что-то пошло не так.

Сергей Евгеньевич Лихачев тогда тренировал «Зоркий», клуб из-за финансовых проблем оказался в высшей лиге, Сергей Евгеньевич предложил мне приехать в Красногорск. Он сказал, что я точно буду играть, а не сидеть в замене. Я хотел играть, для меня на первом месте была игровая практика. Я чувствовал, что перемены нужны, и, не задумываясь,согласился.  В «Зорком» я провел отличный сезон. Многое понял для себя, в первую очередь то, что нет ничего страшного в шаге назад. Бывает, нужно взять такую паузу в карьере, в жизни.

— Я читала, что ты называешь «Байкал-Энергию» топовым клубом. Наверное, в Иркутск приехал с желанием?

— Да, у каждого спортсмена есть мечта играть на высочайшем уровне. А последние три года «Байкал-Энергия» постоянно в медалях. Это значит стабильность, это значит уровень. Мне хочется медалей и, может быть, попасть в сборную России. Андрей Юрьевич Пашкин ведь в тренерском штабе сборной. В «Байкал-Энергии» он каждый день меня видит: вот он я, я пашу. Ведь такие шансы, может быть, несколько раз в жизни даются, а кому-то и вообще не даются. Мне сейчас представился шанс, возможно, это мой единственный шанс, и я хочу за него зацепиться.

А вообще история переезда в Иркутск у меня не совсем обычная. Когда я еще играл в «Сибсельмаше» за Суперлигу, на Кубке России в Ульяновске мы встречались с «Динамо», тренером москвичей тогда был Владимир Владимирович Янко. Он сидел на трибуне с президентом «Сибсельмаша», и про меня зашла речь. Все потому,что в одном моменте я не стал клюшкой махать, бить игрока, ломать, я просто догнал его и спокойно забрал мячик. Владимиру Владимировичу тогда этого было достаточно, чтобы увидеть во мне потенциал. Мне об этом случае потом рассказал президент клуба Виталий Николаевич Попов.

Этой зимой «Байкал-Энергия» играла в Москве с «Динамо», я тогда пришел на матч в «Крылатское». Сидел на трибуне, и Владимир Владимирович Янко неподалеку сидел. Я знал, что мне нужно к нему подойти, но очень волновался. Что я ему скажу? «Помните меня, я Виталий Денисов, мячик отобрал три года назад в Ульяновске?»

После игры я все-таки подошел и сказал: «Владимир Владимирович, вот я —высокий защитник «Сибсельмаша», у меня скоро закончится контракт с «Зорким».

Мы договорились, что я позвоню Владимиру Янко 26 марта. И вот целый месяц я не мог дождаться этого дня, боялся, что Владимир Владимирович обо мне забудет.

Для меня хоккей с мячом — это не работа в привычном понимании слова. Мы четыре-пять часов в день проводим вместе с командой, мы приходим на стадион в хорошем настроении, шутим в раздевалке. Это поездки, конечно, хочется жить такой жизнью. Получилось, что в «Байкал-Энергии» нас четверо из Новосибирска. Я, Никита Свиридов, Антон Шевцов и Никита Юрлов. Мы все играли вместе в «Сибсельмаше» и здесь держимся вместе.

— Виталий, расскажи о своей семье.

— Мама, папа, я, младший брат – это наша семья. Мои родители —любители спорта. Мама при своем небольшом росте занималась баскетболом еще в школе, отец — лыжами на любительском уровне. Огромное им спасибо, они всегда за меня переживают. Мама рвет и мечет, когда у нас соревнования, и так было с самого детства.

— Мама же посоветовала тебе принять участие в эстафете Олимпийского огня?

— Она мне рассказала, что есть конкурс и если его пройти, то можно стать факелоносцем. Я разместил на сайте свою анкету и фотографию, написал,что занимаюсь хоккеем с мячом и что хотел бы показать, что есть такой вид спорта, ведь многие не знают о нем. И меня выбрали. Я бежал этап в новосибирском зоопарке, там была самая большая площадка и самое большое скопление людей. Талисманами Олимпиады в Сочи были медведь, леопард и заяц, вот поэтому решили завести эстафету Огня в зоопарк. Больше всего я переживал, чтобы пламя факела не потухло, а после окончания эстафеты купил на память свой факел,сейчас он в Новосибирске у родителей.

— Правда, что ты работал моделью?

— Да, моя девушка Катя — модель. Директор модельного агентства увидела нашу совместную фотографию в социальной сети и предложила мне поработать. Я не очень стеснительный, да в этом и нет ничего такого. Самая крупная съемка у меня была для новосибирской фабрики классической мужской одежды.

— Баннеры с тобой были в городе?

— Да, в Новосибирске, Кемерово, Красноярске. Также мы с Катей много снимаемся в свадебных образах для портфолио фотографов и визажистов. Может быть, мы и поженимся в Иркутске, в моих планах закрепиться здесь. Я очень рассчитываю, что у меня получится в «Байкал-Энергии», вижу, какой здесь огромный потенциал.

— Читала, что ты человек суеверный.

— Суеверный, да. Я с детства с кровати встаю с левой ноги, обуваюсь с левой ноги. Есть еще примета: если шнурок лопнул перед игрой, то это может быть к травме. За этим нужно следить, нужно не ленитьсяшнурки новые брать. Это выглядит прилично, и он никогда не порвется.

— Какой у тебя характер?

— Дома я покладистый, что просят — делаю, что сломалось — чиню. Это я могу. Большое спасибо отцу, у него золотые руки, и это он меня всему научил. Мы дачу с ним вдвоем построили. У меня есть машина, и я сам могу, не переплачивая деньги, пойти разобраться и ее отремонтировать. Если откровенно, то я горжусь, что многое умею делать.  

На поле я стараюсь быть требовательным к себе. Получить синяк, подставиться под мяч, лишь бы этот мяч не залетел к нам в ворота — это для меня главное. У меня есть свои цели. Я закончил новосибирский колледж олимпийского резерва, сейчас учусь в пединституте на тренера. Чтобы стать тренером в Суперлиге, нужно будет еще выучиться в Высшей школе спортивного мастерства. Мне хочется по окончании карьеры работать в министерстве спорта в родном Новосибирске и развивать хоккей с мячом.

— Чего хочется добиться в этом сезоне?

— Конечно, медалей. Хочется выжать максимум из всех турниров. Хочется проявить себя, выйти на новый уровень. В новом топовом клубе хочется не просто быть, но и внести вклад в успехи команды. В «Сибсельмаше» я был защитником и здесь играю в защите, но это два разных защитника Виталия Денисова. Там я был скованный, боялся ошибиться. Сейчас я более раскованный, мне здесь свободней.

Татьяна Соловьёва,
«Наша Сибскана», 29.08.2017